Комплексы жертвы. Мученичество

В дополнение к предыдущей статье – еще одна, на мой взгляд – интересная

• Основная черта человека с комплексом мученичества – это несгибаемая уверенность в том, что он жертва, и кто-то (но только не он) виноват в его страданиях.
• Истоки этого комплекса лежат в раннем детстве.
• Маленькому ребенку больше всего на свете нужна любовь и забота. Для него это способ выживания.
• Стремление выжить – основная, врожденная потребность всего живого.
• Нам  постоянно внушали, что мы должны «заработать» любовь родителей, заплатить за то беспокойство, которое мы им причинили самим фактом своего существования.
• Будучи ребенком,  мы  понимали/считали, что для нас многим пожертвовали и мы должен, так сказать, это компенсировать.
• С другой стороны, чтобы мы не делали – родители никогда не бывают довольны. А пока мы  «плохой», любить нас не за что.
• Когда мы болели, родители  ухаживали за нами, но и «счет» нам предъявляли немалый.
• Постепенно озлобляясь, мы   начали чувствовать себя жертвой и тоже начали рассчитывать  получить компенсацию.
• Неусыпная забота о других является смыслом нашей жизни.
• Чрезмерно окружая близких своей заботой и тем самым делая их беспомощными, мы «зарабатываем» их привязанность и любовь, которая удовлетворяет нас только в том случае, если эти люди проявляют явную зависимость от нас.
• Мы  переполнены гневом, который мы можем подавлять, пока тот не находит выхода в эмоциональном срыве, депрессии или заболеваниях.
• Собственно, мы не упускаем случая, чтобы наказать тех, о ком заботимся, если они не проявляют к нам должного внимания и любви. А они и не проявляют внимания, поскольку:
● – мы  выбираем партнеров или воспитываем детей, которые привыкли потреблять, не давая ничего взамен;
● – мы сами берем на себя решение проблем ближних, а затем сердимся на них за то, что те не решают проблемы самостоятельно;
● – если бы ближние решали проблемы самостоятельно, мы почувствовали бы себя отвергнутым, незаслуженно обиженным недоверием и снова имели  бы право сердиться.
• Недостаточное чувство своей ценности, непринятие себя в сочетании с настоятельной потребностью получать любовь порождают стремление постоянно доказывать свою нужность, абсолютную необходимость для значимых людей.
• И никто не дает для этого лучшей возможности, чем люди, не желающие (или не умеющие) отвечать за себя.
• Несмотря на явную невротизацию характера при развитии мученичества, этот комплекс позволяет осуществить почти все базовые потребности, описанные Маслоу (1982), что делает его чрезвычайно устойчивым психическим образованием.

Будучи ребенком,  мы получали родительские посылы:

● Отсутствие выражения родительской любви.
● Противоположные реакции родителей (гнев, умиление, равнодушие) при одних и тех же проявлениях.
● Раздражительность, неясность причины их раздражения.
● Насильственные методы воспитания (жестокие наказания, унижения, побои).
● «Ты недостаточно хорош, чтобы мы тебя любили. Ты должен заслужить нашу любовь».
● «Мы так многим для тебя жертвуем, что ты должен заплатить за это: ты должен соответствовать нашим ожиданиям».
● «От тебя одно беспокойство, ты – источник наших страданий и лишений, ты не оправдываешь наших ожиданий».
● «Ты не должен злиться, раздражаться или плакать – ты должен испытывать только те чувства, которые нам нравятся».
● «Ты в ответе за мое здоровье. Я поплатилась своим здоровьем, когда рожала тебя. Я тебя рожала, ночей не спала, а ты…»
● «Ты в ответе за то, что мы чувствуем, и виноват в наших неудачах. Если бы не ты, я бы могла (мог)…, у меня была бы другая жизнь».
● «Если ты не будешь соответствовать моим ожиданиям, я накажу тебя: ты увидишь, как я страдаю – ты тоже будешь страдать от чувства вины».
● «Не вздумай быть самостоятельным: я не прощу тебе своей ненужности».

Будучи ребенком, мы сделали выводы:

● «Мне жизненно важно иметь любовь. Я должен ее получить».
● «Я не понимаю, что они от меня хотят».
● «Со мной что-то не так: я причиняю одни беспокойства».
● «Меня нельзя любить: я недостоин любви».
● «Я не в состоянии соответствовать всем ожиданиям = Я никогда не получу любовь».
● «Я не должен сердиться или плакать, но я сержусь и плачу. Значит, я плохой».
● «Я почти никогда не оправдываю ожиданий, значит, я плохой, я ничтожество».
● «Когда мама страдает, она добивается большего внимания, чем я, когда стараюсь соответствовать ожиданиям».
● «Любят только тех, кто исполняет желания, удовлетворяет потребности, – люди заслуживают любовь своей необходимостью и полезностью».
● «Я должен платить за любовь, и мне должны платить за любовь».
● «Я не могу заставить вас любить меня, но я могу заставить вас страдать: вы будете видеть, как я страдаю, и будете испытывать чувство вины».
● «Я всемогущ: от меня зависит жизнь, успех, здоровье других людей».
● «Если я скрою, какой я, то они могут подумать, что я хороший, и полюбят меня».
● «Я совершенно беспомощен, я ничтожен, но никто не должен знать об этом».
● «Окружающие в любой момент могут сделать мне больно или догадаться, что я ничтожество, – я должен контролировать их».
● «Если я один, значит, меня никто не любит, значит, я действительно полное ничтожество. Чтобы они не покинули меня, я должен сделать так, чтобы они не смогли обходиться без меня».

В результате мы переживаем состояния:

● Страх одиночества.
● Навязчивое стремление к любви, зависимым отношениям.
● Стремление к превосходству.
● Стремление к доминированию, власти (открытой или тайной) и контролю.
● Самоуничижение.
● Высокомерие.
● Периодические вспышки раздражительности и гнева.
● Постоянное чувство вины.
● Склонность к депрессии.
● Тайная мстительность.
● Обидчивость.
● Тайное презрение к себе.
● Проецирование отношения к себе на окружающих и затем – страдание от чувства, что его недостаточно ценят.
● Подозрение, что окружающие его не любят, а только используют и не платят благодарностью.
● Готовность терпеть унижения ради того, чтобы не остаться в одиночестве.
● Подмена ответственности: «От меня зависят их судьбы» / «Они в ответе за мои несчастья».
● Построение взаимозависимых отношений. Близкие должны быть в достаточной степени беспомощными, чтобы мученик чувствовал свою значимость и незаменимость. Мученик для этого готов вывернуться наизнанку. С этой целью мы интуитивно выбираем партнеров, которые склонны сваливать ответственность за свою жизнь на других. Однако это выматывает и нас самих, как мученика
● Потребность жаловаться тем, от кого не зависят изменения, ради получения сочувствия, из желания, чтобы все знали, какие жертвы мученику приходится приносить.
● Мстительные мысли и желания. Поступки, слова, вызывающие у окружающих чувство вины перед мучеником. Тайное причинение душевных страданий тем, кто не выражает достаточной благодарности (последней, как уже говорилось, никогда не бывает достаточно). Ведь страдания из-за нас тоже подтверждают нашу значимость и высшую власть – власть над чувствами!
● Болезненное восприятие критики. Критика воспринимается особенно болезненно, потому что в глубине души мы ей верим, а это значит, мы не настолько хороши и ценны, как мы хотим казаться. Критика вызывает панический страх, а затем защитную ярость, потому что критикующий как будто бы догадался о том, что мы тщательно скрываем. К тому же мы целиком зависим от мнения окружающих. Мы делаем все только для того, чтобы «заработать» любовь. Критика же, в нашем понимании, лишает нас права на любовь. Это для нас равносильно психологической смерти.
● Частые конфликты, обиды. Страх, гнев, боязнь критики и постоянная потребность получать одобрение лишают нас способности объективно рассматривать конфликтные ситуации, открыто признавать свою неправоту, понимать и принимать желание окружающих также чувствовать себя значимыми, свободными, иметь собственное мнение. Болезненные чувства оглушают и ослепляют нас и заставляют яростно сражаться даже там, где спор может быть разрешен простым вниманием к сути конфликта и к потребностям его участников.
● Сниженный фон настроения, чувство угнетения, усталости, депрессия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *